OKBy continuing to use this website you agree with our use of cookies. We and our partners will collect data and use cookies for ad personalization and measurement. Learn how
<>
no matches found
Translations: all9 мгимо9
(An MGIMO student asked his Fletcher counterparts: “Why do you call it the Putin regime? (Один студент из МГИМО спросил своих коллег из Флетчеровской школы: «Почему вы называете этот режим путинским?
From my own experience teaching well-traveled Russian graduate students at MGIMO, the Russian Foreign Ministry’s own university, those experiences matter. Исходя из личного опыта преподавательской работы в университете МГИМО, являющемся учебным заведением Министерства иностранных дел и обучающем студентов, немало поездивших по миру, я могу сказать, что такие поездки очень важны.
Indeed, the head of MGIMO could not attend the conference as intended because the U.S. Embassy in Moscow stopped issuing travel visas. В этой связи следует отметить что, ректор МГИМО не смог присутствовать на конференции, как планировалось, потому что посольство США в Москве приостановило выдачу туристических виз.
This was stated by the head of Russia’s MFA, Sergei Lavrov, while speaking in front of students and faculty members at MGIMO University. Об этом заявил сегодня глава МИД РФ Сергей Лавров, выступая перед студентами и преподавателями МГИМО.
Better known by its native acronym, MGIMO, the institute is the crown jewel of Russia’s national-security brain trust, which Henry Kissinger dubbed the “Harvard of Russia.” Этот институт, более известный по аббревиатуре МГИМО, является главной коронной драгоценностью мозговых трестов России, занимающихся вопросами национальной безопасности. Генри Киссинджер даже назвал его «российским Гарвардом».
In practice, the institute is more like a hybrid of West Point and Georgetown’s School of Foreign Service: MGIMO prepares the elite of Russia’s diplomatic corps and houses the country’s most influential think tanks. В действительности этот институт больше похож на гибрид Вест-Пойнта и Высшей школы дипломатической службы Джорджтаунского университета. МГИМО готовит элиту российского дипломатического корпуса, и под его эгидой работают самые влиятельные в стране аналитические центры.
Last week I helped organize and participated in a conference on U.S.-Russia relations featuring an array of speakers from the United States and Russia’s MGIMO University at the Fletcher School of Law and Diplomacy. На прошлой неделе я был одним из организаторов и участником конференции по американо-российским отношениям, которая прошла в Школе права и дипломатии имени Флетчера и на которой выступили многие докладчики из США и Российского университета МГИМО.
I’m in Moscow for much of this fall teaching graduate students at MGIMO and the Fletcher School of Law and Diplomacy in a video-connected classroom, as I was last fall — soaking up as much as I can, reading, watching, walking, meeting people. Я этой осенью, как и прошлой, нахожусь в Москве, где преподаю аспирантам МГИМО и Флетчеровской школы права и дипломатии, сидя в аудитории с видеосвязью, я впитываю все, что могу, читаю, наблюдаю, гуляю, знакомлюсь с людьми.
Migranyan was joined by one of the world’s leading theorists and observers of democratic transition, Adam Przeworski (based at New York University), to hold a series of seminars and meetings which produced an initial Russian-language volume published by the Moscow State Institute of International Relations (MGIMO) in 2013. К Миграняну присоединился один из ведущих мировых теоретиков и обозревателей демократических переходных процессов Адам Пшеворский (Adam Przeworski), работающий в Нью-Йоркском университете. Совместно они провели серию семинаров и встреч, в результате которых и появился этот сборник на русском языке, опубликованный в 2013 году Московским государственным институтом международных отношений (МГИМО).

Advert

My translations